N.Strizh
Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
Призраки войны идут на след, в памяти прокручивая мир, уходить до неба по земле не всегда приходится с людьми. Мне сестра твердила про весну: доживем, и все пойдет на лад. Брат на это фыркнул, не взглянув, выдыхая облачко тепла. Я молчала – небо билось в высь, фонари срывали гроздья звезд. Все казалось – только прикоснись и мечта исполнится всерьез. Я молчала, жалась к их плечам: младшим мало дела до войны, только говорили – горяча. Верила, конечно, чтоб не ныть.
Все казалось, в эту ночь слова обретают истинную плоть. Говорила «время целовать и дарить заветное тепло». Брат, считая численность обойм, не особо вслушивался в речь. Очень скоро будет новый бой – он на пистолет меняет меч и, сестре кидая автомат, так привычно ускользает в ночь.
Младшим оставляются дома, чтоб любую смертность превозмочь.
Я, пожалуй, снайпер от судьбы: все случится, что ни накажу. Говорила: поцелуям быть. Будут и в войну, и в злую жуть. Будут, возвращая и тепля каждую отмеченную жизнь. Матерная нота полу-ля собралась в безликое «держись». Войны не кончаются – они остаются в днк бойцов.
Рыжей кошкой я шагаю вниз, обретая новое лицо. Прячу крылья – серые с тесьмой, ржавчиной по перьям у хребта. Есть последний выстрел – будет мой, кто бы после сколько ни роптал. Дом, согретый ласкою молитв, наше трио пустит без ключа. Эй, родные, то, что мы смогли, в шрамах собирается в печать. Я скажу – и сбудется, сестра. Нам весна – еще один рубеж.
Брат и сам, наверно, будет рад, снова ощутить, как ветер свеж.
Младшим все дозволено. Почти. Я шагаю с крыши в небеса, если кто увидит – промолчит, не поверив собственным глазам, и, как прежде, всматриваясь в тишь, пусть решит, что выдумает нас. Шаг во тьму с горюче-мокрых крыш в городскую уличную грязь. Нас всегда – обчелся и молчи. Брат смеется, пряча пистолет. Сестринские звонкие ключи скроются в доспеховый асбест. Что случись, на сердце запишу: на фронтах всегда без перемен, в рации похрипывает шум, вероятно, вскользь и о весне. Где-то там за пеленой мостов, рябью крыш и зорких фонарей, над высоким солнечным костром кто-то вспоминает о костре. Где-то там, куда идет война и за нею призраки идут, кто-то не подумает о нас, не собьет, как зверя на лету. Брата, согревающего влет, ждет его счастливая зима. А сестру – я знаю наперед – ночь, тепло, касанья, поздний май. Брат с сестрой вернутся – но потом. Рук любимых нечем заменить. Только я, конечно, не о том, хоть и это – тоже часть войны.
Крылья отпустив из рюкзака, жду, давая выдохнуть своим. Быть весне. Легко. Наверняка.
Время года мы обговорим.

08.09.2016

@темы: своим