Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ...выживем - учтем(с) (список заголовков)
17:10 

Мне говорят....

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
Каждый день мне говорят, что сказок на свете не бывает, что они вымерли и никогда больше не вернутся. А я смотрю в ясные глаза моей случайной названой сестры и понимаю - лгут. Мне говорят, что не существует ни в одном из миров чудес, а те, что существуют, давно разошлись с молотка по рукам богачей и пустозвонов. А я ловлю хитрый прищур ее удивительно печальных глаз и понимаю - лгут. Мне твердят, что любое солнце, когда бы то ни было пришедшее в мир, неизменно умирало, что луны и звезды горят по привычке и скоро потухнут, раздавливаемые тоской и ненавистью живущих. Я смотрю на грустные улыбки тех, кто так отчаянно близок запретному забытому волшебству, и понимаю - лгут. В глазах, в изгибе губ, в голосе, мимике, жестах этих странных случайных близких живет свет, который люди считают мертвым. Не важна сторона, не важна печать горя и тишины, клеймом укусов и ранок расползающаяся по их губам - ничего не важно. Важны они сами, их собственный удивительный свет, который еще подпитывает тихую веру в чудо.

Они никогда не говорят о своих мирах так, словно их слова - истина в последней инстанции. Они всегда замалчивают упреки, не осуждая крикливых обманщиков, очень быстро учась прятаться, оставаясь при этом собой. Но горя так ярко, что ни одни чары, даже самые сильные, не укрывают их нездешнего света. Они молчаливо пьяны отчаянием и волшебством, память для них - яд в этом диком удивительном волшебстве, как в бокале самого дорогого вина. Вопреки всему, назло печали, запретам, стенам они идут вперед, словно что-то очень важное зовет их туда. Хотя, почему "словно" - зовет. Зовут. Манят.
Их собственные удивительные миры.

Мне одновременно повезло и не повезло согреваться их восхитительным светом. Смотреть на них исподволь, сквозь ресницы, боясь навсегда обжечь сетчатку, лишиться зрения, не увидеть больше ни толики их волшебства. Однако в тот миг, когда они решат уйти, я открою глаза во всю ширь, не боясь более ничего, надеясь, что этот образ - живых, счастливых, уходящих Домой - навсегда ожогом соберется у самого края глаз. Это, наверное, странное решение для существа, отчаянно стремящегося стать художником, но... я не знаю, как сохранить их свет иначе. Мои руки уже болят и ноют от тщетных попыток нарисовать тот удивительный мир, что я вижу за их разноцветными глазами, до дрожи пробирающими одинаковым выражением нездешнего понимания и тоски. Многие мои рисунки распадались на куски тонкими пепельными бабочками, не в силах передать даже крохотной толики красоты тел, что уж говорить о душах? Я смотрю на них, как в окна тысячи миров, глажу их по волосам, нашептывая сказки, не надеясь удержать в тот миг, когда они решат уйти. Мое отчаянное желание находиться как можно ближе, оберегать и хранить от бед часто пропадает всуе, ведь нет света ярче, чем в их глазах, нет силы большей, чем в сердце каждого их них. Я почти привыкла верить им, почти привыкла понимать, что их мир - бесконечно далекий, но в равной степени близкий, - мне вряд ли когда-нибудь суждено постичь. Только принять и шагнуть в него их маленькой пушистой тенью в надежде, что он примет меня.

Возможно, я найду в себе силы однажды нарисовать их - тех, кто подарил мне надежду, тех, для кого в моей груди разрастается вера. Возможно, я сумею встать с ними рядом, такая же сильная, такая же светлая и живая. Возможно, передо мною откроются двери их сердец, в которые я так отчаянно стучусь, точно зная, что когда-нибудь меня впустят. Откуда знаю? Мне каждый день говорят, что я наивная девчонка, не прожившая на свете достаточно долго, чтобы что-то понять, что до сих пор верю в сказки, которых нет, что по ночам качаю колыбельки чудес и грею под ключицей свет отгорающего солнца. Что я такая же, как Они - сумасшедшая, странная, живая. А я смотрю в их удивленные, но все-таки чуточку улыбающиеся лица, согретые моим теплом, и впервые верю.
Я_Им_Верю.

Перелистывая сотни миров в отчаянном желании себя найти, я каждой строчкой себя Создавала. Вспоминала, творила.
И верила.

И кто мне скажет, что я не достойна вернуться с теми, кого люблю? Многие.
А я всмотрюсь в теплые глаза мира, что открывает передо мной свои отеческие родные объятья, и пойму - лгут.
Они снова мне лгут.

Но это все случится "когда-нибудь". И я жду, смотря в глаза тем, кто ярче десятка солнц. И верю. Им и себе.



Когда-нибудь...

@музыка: Воскресенье - "Мой друг художник и поэт"

@темы: на ушко, вера, ...выживем - учтем(с), прими меня

21:16 

Вера

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
Улыбаться до судорог, смеяться до хрипоты, петь до звонкой боли в висках, до одышки, до дрожи в легких, лишенных кислорода. Писать, творя миры самым кончиком скрипящего пера или чуть слышного шепота карандаша. Танцевать до головокружения, молиться до холода и пустоты в подреберье, вслед за которыми приходит покой. Все это - неотъемлемая часть моей натуры, меня самой. Все это составляет, собирает разрозненные кусочки моей души, спаивает их вместе, заставляет верить и жить этой верой. Вера - это то немногое, что у меня есть. И самое ценное, ведь она - одна из самых важных составляющих моей любви: и причина, и следствие.

Но любить подчас сложно. Особенно тех, чья любовь такая же горькая, как привкус полыни на губах, но самая крепкая, самая живая и сильная. Такими дорожить очень страшно, беспокоиться о них - невыносимо, но иначе не получается, как ни крути. А еще сложно давить в сердце оттенки зависти (Я не скажу "белой" - такой никогда не бывало ни в одном из миров) к ним - к сильным, живым, настоящим. Честным.

К тем, чьи руки, даже будучи по локоть в крови, никогда не будут запятнаны. К тем, чья сила так велика, что от биения их сердца ломаются каменные стены, открывая пути в самые удивительные дали. К тем, из-под чьих рук выходят настоящие миры, кто одним словом может связывать судьбы, предсказывать будущее и вспоминать самое давнее прошлое. К тем, чей внутренний свет вне зависимости от стороны никогда не померкнет, оставаясь яркой звездой - куда уж бриллиантам до их искреннего света. Их магия так красива, так удивительна и нескромно обнажена, что ею невозможно не любоваться, ее невозможно не любить. Их силы не получается не замечать. Да и возможно ли? Ведь это - тоже их составляющая, делающая их взгляды печальнее, слова - чуточку весомее и горше, смех - тише и больнее. Они могут все, но не позволяют себе лишнего. Редкое качество, за которое приходится платить.

У меня нет сил. Я - просто солнечный лис, греющийся на их руках, случайный блик, скользнувший по радужкам их удивительных мудрых глаз, вбирая в себя цвет каждого. Я просто легкое прикосновение бури, которой никогда не родиться на этой земле. Мои стихи не помнят прошлого, мои сказки - не творят настоящего, слова - не предсказывают будущего. Я не могу ничего, мне нечего предложить тем, кто дороже мне всего на свете, кроме веры, ведь моя вера - в них. Единственное, что дано мне, это улыбнуться, обнять и укрыть от бурь, выскоблить гной страхов и тоски из их сердец, однако, к сожалению, не полностью. Я, сорняком входящая в чужие души между вдохом и выдохом, растянутыми до века, могу лишь улыбнуться им из-за их шестого ребра, пнуть их сердце, заставляя снова удариться в грудь, и напомнить о том, что когда-то будет. Что все будет хорошо. Без всяких оправданий, нареканий, приписок. Просто хорошо. Каждый прожитый миг.

У меня нет сил, чтобы останавливать их в момент очередного ухода - я могу лишь махнуть рукой и растянуть свой пушистый хвост их новою тропой. У меня нет сил, чтобы оберегать их от всего во всех мирах - я могу лишь лечить их рваные раны, в очередной раз моля Небо не о снисхождении или покое - об их верном пути. Просить для них покоя - равносильно убийству. Они слишком сильны для него - он убьет их своей непоколебимой слабостью. И я не прошу. Ни за что.
В крайнем случае, я сама подарю им его. Ведь за покой платить нужно столько, сколько у меня нет. А это - не их счета.

Когда они возвращаются из очередного путешествия, сворачивают с бесконечной нити дорог, я всегда улыбаюсь, искренне и чуть отчаянно. Я завидую им, сильным настолько, что могут защищать. Слушая их сказки, песни и молчание, я думаю: "А что под силу мне?" И в груди отзывается только вера, которую не истребишь ничем. Вера не в себя - но в них. И в рассвет для каждого.

Моя сила - это только их собственный отраженный свет. В этом я напоминаю луну. Когда свет в их груди начинает блекнуть под тревогами, болью, их собственными памятью и силой - я отдаю им то, что краду, случайно, походя. Я даю им веру, которую ращу у себя в груди, и когда на ее невзрачном побеге расцветает радужный цветок надежды и обещания - я отдаю им его. Назло всему.
Потому что Вера предшествует чуду. Любому.
Всегда.


У меня нет сил, которые так поражают и восхищают меня, мерцая в Них. Нет и, наверное, не было никогда. Я иная - тень, выделяющая их свет. Нет, я солнечный лис, берегущий его в них. Может, этого мало, может, это просто глупо. Пусть. Возможно, я даже когда-нибудь привыкну к тому, что мне не суждено стоять с ними плечом к плечу. Зато с моей позиции очень удобно толкать их вперед, не позволять отступать от целей, бросать им под ноги цветы надежды, выросшие в моей груди. И, когда их плечи начнет сгибать тоска, шептать им истории рождения чудес - они все живут во мне. А потом напоминать, что все будет хорошо, что их, сильных, смелых и живых, ждут, и, раскрывая в линию полукольца обнимающих рук, снова отпускать, освещая путь.

Моя сила - всегда на Меже, между ними и бедами, надеждой и отчаянием, войной и миром. Я несу в груди веру, из-за которой места не хватает для вдоха. Я живу ими, но для себя. Это Мой путь. Мой, Солнечного лиса, чья единственная неистребимая болезнь - это верность. Слабого(?) солнечного лиса.

Да, слабого. И, Небо, не дай никому узнать, сколько же сил нужно, чтобы всегда оставаться слабой для самых любимых! И просто оставаться, ожидая их. И чуда.

Я люблю тех, чьи руки, даже будучи по локоть в крови, никогда не будут запятнаны. Тех, чья сила так велика, что от биения их сердца ломаются каменные стены, открывая пути в самые удивительные дали. Тех, из-под чьих рук выходят настоящие миры, кто одним словом может связывать судьбы, предсказывать будущее и вспоминать самое давнее прошлое. тех, чей внутренний свет вне зависимости от стороны никогда не померкнет, оставаясь яркой звездой - куда уж бриллиантам до их искреннего света. Их магия так красива, так удивительна и нескромно обнажена, что ей невозможно не любоваться, ее невозможно не любить. Их силы не получается не замечать.

Их силы мне под силу хранить.
И своею верой выплетать для них чудеса.

Моя вера живет во мне - оттого слепая... (с)




Итак, подведем итог: я маленький, слабый, солнечный лис.

... который может Все.

@музыка: Флер - "Для того, кто умел верить"

@настроение: вырвалось и рассказалось

@темы: на ушко, вера, ...выживем - учтем(с), прими меня

20:24 

Прими меня

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
Новый упрямый день стекает с пальцев очередной порцией краски, расцветая на коже яркими дразнящими цветами. У акварели, снова расцветившей мой мир, удивительно странный вкус. Странный, но приятный. Синие отдают солью и легкой терпкой горечью, алые - слабой неуловимой сладостью, золотистые - дразнящей кислинкой. Дурацкая привычка слизывать с кисти излишки воды, впитавшаяся в кровь еще в мою бытность ученицей художественной школы, не оставляет меня и теперь. Впрочем, оно и к лучшему, когда в руках именно эта краска. Беда в том, что пишу я не только ей: акрил горчит так, что от него сводит скулы и, в последствии, болит желудок, а шершавая сладость гуаши не уходит с языка весь оставшийся день. А акварель - она отдает привкусом свежей родниковой воды с оттенками всех цветов мира. Удивительная ее особенность, много раз спасавшая и тело, и душу.
Техника живописи акварелью по праву считается одной из самых сложных, потому что мгновенна и неисправима. С некоторых пор я полюбила ее ничуть не меньше графики. Просто однажды я осознала, что не могу передать всю красоту мира вокруг только потому, что не люблю писать красками так же, как описывать миры словами или чертить их карандашом. Мои удивительные, верные миры.
Просто однажды я поняла, что пора учиться. И научилась. Или учусь.

Когда руки в бессилии опускаются, а дыхание вновь возвращается в грудь, внутри которой стали поселяться спазмы от нехватки воздуха, я застываю, словно теряясь в своих работах, выдыхая в них новую частицу себя. А еще теряю возможность забыться в буйстве цвета, потеряться в ворохе привкусов, отблесков, линий.... Возвращение после всего этого кажется чем-то кощунственным и больным. В такие минуты я стараюсь убежать подальше от родных стен, в которых вновь и вновь лишалась дыхания, затеряться в клубке улиц, ведомая лишь музыкой, проходящей от ушей к сердцу. К сожалению, это удается все реже - город не безопасен ночью для одинокой девушки, бегущей куда-то от самой себя, от мыслей и кошмаров, догоняющих раз от раза. Сумерки зимой опускаются рано - стоит поднять голову от новорожденной работы, а за окнами смеется седая ночь.
К счастью, в такие моменты меня спасает критический взгляд именно Художника, а не Творца. От взгляда на новую картину зачастую в груди расходится тепло от осознания - получилось. А нужно ли еще хоть что-то?

Нужно. Очень. Это осознание приходит после мгновенной эйфории творения, чтобы через миг расползтись по телу апатией и усталостью. После всего самым лучшим спасением от них становятся, как ни странно, чашка любимого чая и отдых в надежных шершавых руках любимых книг. И миров, в которые зовут меня случайной нотой любимые песни.

Только теперь нечем спасаться: книга, ожидающая меня, не похожа на другие. Долго откладываемая, она наконец попала в мои руки и отказалась с них сходить. Я читаю медленно, вдумчиво, отдаваясь новому миру полностью, но что делать если новый мир, знакомый мне по многочисленным рассказам, оказывается неожиданно цепким? Что делать, если от его вхождения в мою грудь, ее начинают покидать другие, родные миры, которые уже так давно селились в ней? Мне бы отдохнуть, сесть за книгу, но сердце болит от одной мысли - в нем отзвуком песен звучит странное, робкое, испуганное "прими меня".
Дышать становится все трудней. И миры, в которые я так часто сбегала от боли, предательства и обмана, которые кропотливо строила много лет подряд, не придут на помощь. Я один на один со своим кошмаром.
Со своей слишком давно не признаваемой мечтой. "Прими меня".
и дрожащие руки касаются заждавшегося переплета. Я не отдохну над страницами этого мира, не успокою опустевшую, но все еще метущуюся душу, потому что Он не позволит мне. Этот мир не терпит слабых.
И ради него я постараюсь стать чуть-чуть сильней.
Только горьким выдохом у самых дверей все равно рвется слабое "Прими меня".
Я устала бояться и оттягивать неизбежное. Я с этим миров - глаза в глаза.
Начинаем знакомство. И Жизнь.



Прими меня

@музыка: Элхэ Ниэннах "Мир, которого нет"

@настроение: Устало-тоскливое

@темы: прими меня, на ушко, ...выживем - учтем(с)

На руках у меня засыпай

главная