Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: прими меня (список заголовков)
04:30 

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
Вот что удивительно - всякий раз, когда я хочу написать что-то в дневник, у меня под рукой не оказывается компьютера (мой несчастный мученик дышит на ладан - собственно, поэтому стараюсь лишний раз не трогать его). Зато как только появляется возможность - тут же выплывает из моря дел самые неизменно необходимые-вот -прям-счас. А силы-то, силы!
Знаете, на самом деле, я это так - поворчать. Я давно не писала сюда и соскучилась по этой возможности. Например, хочу похвастаться: двое самых близких мне существ подарили мне по сборнику одного из моих любимых (40% из прочитанного в них мне понравилось, остальное (за редким исключением) не вызвало скептической гримасы) поэтов. Один попал ко мне в руки еще летом, второй - буквально пару дней назад. И я взахлеб зачитываюсь. Счастье - это, похоже, самое простое и самое лучшее, что есть на свете. В который раз убеждаюсь в этом - оно везде. Надо искать. И находить.

Обычно, оставляю к подобным пометочкам стихи. И отчего-то захотелось выложить именно его /а почему бы, в сущности, и не да?/.

Кому интересно - заглядывайте. Почти не кусается)

А вообще, счастья вам. Высоких небес, близких звезд и ясных рассветов. Главное помнить, что они приходят. Они ведь действительно приходят. Всегда.

@настроение: Как там птицы? Поют на земле без нас?(с)

@темы: из жизни пушистых и чешуйчатых, на ушко, прими меня, птичьи записи

17:20 

О вокзалах, причалах и дороге Домой

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)


А вы знаете, на свете нет ничего прекрасней жизни. Вот просто не было и нет. Заглядывая в лицо умытого загорелого неба, касаясь губами ветра и целуя пролетающие обещания, нужно просто на один миг осознать, что живешь. И тогда это осознание, проникнув в идущую кругом голову, ударит по глазам, заставляя видеть мир много ярче, чем рисуют его импрессионисты; по слуху, отдавая на суд бессознательного миллионы оттенков звучания, создающих саму жизнь; по ребрам, выбивая из легких не привычные хрипы, а яркий распадающийся на тысячи звонкий созвучий смех. А еще ударит по лицу - чтоб неповадно было.... не-жить.
Знаете, а ведь сейчас самое время, чтобы бежать наперегонки с ветром, дышать искристым солнцем, радоваться самому миру вокруг. Сжимать в своих ладонях дрожащие прохладные пальцы дорогих и самых близких, заглядывать им в глаза и, не видя даже признаков отраженного дна, молчать о самом важном, не одевая прекрасную наготу надежды в бессмысленность липких слов. Целовать самые кончики ресниц, касаясь дыханием волос, вместе с мальчишкой-ветром трепать их и смеяться на разбег. Говорить ни о чем таком, о чем после будешь сожалеть - ведь любое сказанное слово в это великолепное "сейчас" - оно не может оставить за собой шлейф разочарований. Творить новое, создавать глупости, собирать на нити трудов бриолеты ошибок, чтобы после, смотря на удивительное ожерелье, которому будут завидовать все короли мироздания, сказать: Я смог. Какая разница, сколько вам лет, какого вы пола и сколько жизней прошла ваша мятежная, искренняя и такая яркая душа? Так ли важна разница? Так ли страшна ошибка, когда опыт, ею оставляемый, в разы дороже любого книжного знания? Так ли тяжела длинна дорога - Домой?
Так ли страшно - жить, если каждый миг привык умирать?
Протягивая руки к неизменно близкому для души и такому далекому для тела небу, хочется жить. Касаясь губами холодной чуточку влажной кожи рук, сжимая в пальцах чужую и такую родную ладонь, хочется жить. Заглядывая в бездонные бесконечные помнящие глаза, полные света давно потерянного покоя и твоего собственного, понимаешь - живешь. Вот просто живешь. И это прекрасно.

Знаете, когда становится тоскливо и очень одиноко, когда тоска по Дому - тому, который зовет из глубины веков и пережитых надежд - становился совсем невыносимой, я прихожу на вокзал, где так часто стою ожидая прощания или возвращения. Каждый раз слыша стук колес, провожая глазами очередной ускользающий силуэт, я точно знаю, что когда-нибудь и мой поезд придет за мной. Не важно - когда. Когда-то я тоже уеду. По маршруту Вечность до станции "Дом". И пусть к тому моменту рельсы зарастут травой, а все поезда забудут дороги ко мне. Пусть билет, который храню я где-то в кармане собственных ребер, уже давно истерся. Разве это так важно? Меня все равно узнают усталые двери поезда, распахиваясь передо мной, и впустят в прозрачную полутьму. Пусть рельсы проржавеют насквозь и их укроет сплошным лоскутным одеялом трава - пути небес не забываются такими вот поездами, билет на который я так тщательно храню.
А там, у самой станции, встретят мудрые всепонимающие и всезнающие глаза того, кто знает судьбы всех живущих и живших, чтобы, коснувшись моего лица и столкнувшись со взглядом, блеснуть искоркой озорства и узнавания. И как же хочется сказать в тот миг, падая в объятья самых близких и любимых, чей отпечаток навсегда остался в глубине души: "Посмотри, Владыка, а ведь я Жива. Вопреки всему и самой себе - Жива."

Я точно знаю, за каждым таким придет свой поезд или корабль, прилетит ветер или даже дракон. Все это будет. Обязательно и в свой срок. Хотя бы потому, что Дома нас ждут. Хотя бы потому, что мы сами отчаянно ждем возвращения. Шрамы памяти, отчаянно болящие на погоду на чистой коже, осколки воспоминаний и уверенность в их подлинности - и щит, и меч и полный боевой доспех 16 века для усталой, но все еще верящей души. Самое верное оружие. Самое прочная.
Нужно только крепче его держать.

Поезд обязательно придет. Нужно только чуточку подождать. Мы никогда не будем одиноки. И жизнь будет везде.
... потому что в ножнах груди и памяти прячется заветный билет. И Дом.

Вокзалы и причалы

@музыка: Романс "Я прошу, хоть не надолго" (мелодия из к/ф "12 мгновений весны")

@настроение: Пьяна от жизни. И по жизни.

@темы: из жизни пушистых и чешуйчатых, на ушко, прими меня, прощания и обещания, птичьи записи, хроника ускользающих рельс

21:35 

Это сказка

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
А ведь говорили мне, что прогулки мои до добра не доведут. Говорили, просили, требовали.
Хорошо, что не слушала. И не слушаю. И пусть в груди от этого - больно до темноты. Пока такое пишется, пока такое переживается, можно многое стерпеть. А пережить - еще больше.

И все же как же это здорово - Жить

Это сказка

@музыка: И пусть... - кто знает, поймет.

@настроение: ох бы выдохнуть...

@темы: прими меня, на ушко, выдохнутое

00:34 

Письмо за границу мира

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
Подожди, мой счастливый брат, уходящий в небыль,
У кого на губах застыл поцелуй прощальный,
Я сейчас допишу письмо, что отправить нужно
До знакомых по вечной памяти врат Домой.
Ты и так ускользаешь скоро: с рассветом – в небо.
Посиди со мной – путь и так будет очень дальний.
Не гаси моих свеч – я боюсь темноты, ты слушал?
Брат, согрей в эту ночь и чуть-чуть посиди со мной.

Я с тобой передам письмо до границы мира,
Где вздыхает тяжелый лес в подреберье ночи,
Где когда-то давным-давно было много света,
Где сегодня осталась память о нас и… все.
Здесь, как странный маяк, жжется светом моя квартира –
Ты не знаешь, меня кошмары ночами точат.
Я рисую тот дикий мир, позабыв про этот…
… Только время по руслу судеб все вдаль несет.

Передай ты письмо, пожалуйста. Очень нужно.
Здесь осталось совсем немного из тех, что с Нами –
Им давно возвращают память, зовут обратно.
Я стою у межи творенья, за ней – они.
Раз ты тоже сейчас уйдешь в перекрестье стужи,
Передай остальным, что я упиваюсь снами,
Передай остальным, что пока не дано возврата,
Что в квартире моей за годы проходят дни.

Передай им, что я люблю их, как раньше – сильно.
Обними их, как я умела – до хруста в ребрах.
Я о них собираю память, кладу в шкатулку,
Чтобы после оттуда звезды входили в ночь.
Ты не думай, когда срывается вой бессилья,
Я туда ухожу, где этот лес с вашим собран,
Я сижу у воды, вырезая на ней фигурки,
Чтоб не видеть в ней ваших лиц. И сбегаю прочь.

Вы, наверно, смеетесь искренне, чуть печально,
Позабыв и квартирный плен, и дыханье улиц,
Мои руки дрожат исправно в молебном жесте,
Чтобы вы не познали больше ни боль, ни злость.
Здесь порою пьянею с роз так коньячно чайных,
И молчу о вас: вдруг вы Там наконец уснули?
Вам там – вина, мне – вкус рябины: все честь по чести.
… Я не ставлю на окна свеч. Мы немного врозь.

Я с тобой передам письмо до границы света.
Там – мной вышитые знамена знакомо звездны,
Там улыбки мои, излюбленный чай на травах,
Вы письмо разорвите, ладно? Забудьте дно!
Пусть листок упадет на землю, порвется ветром –
Не поймайте клочок прощанья: поймете поздно,
Что за вечным: «Вы не волнуйтесь, я в норме, правда!»
Шло: «Спасите меня! Здесь холодно….
…. И темно.»

8-9.12.2014

@музыка: Кукриниксы "Холодно"

@настроение: выдыхай, бобер, выдыхай...

@темы: прими меня, на ушко, выдохнутое

02:33 

Не важно

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
Здравствуй, кто-то. Коснись меня – вот моя рука.
Не пугает ли общность жестов и языка?
Пусть не знаю я, кто ты, есть ли теперь вообще…
Я к тебе выхожу в пургу да в одном плаще.
Подлым змеям кошмаров чуть подпалив хвосты,
Я встречаю тебя. Не важно – идешь ли ты.
Согреваю отвары трав, собираю дождь –
И не важно мне, что ты пьешь и совсем не пьешь.
Мне не важно, что любишь: кофе, вино ли? Чай?
Мне осенние блики смотрят из-за плеча.
Мне не важно, что ждешь ты, зиму или весну,
Что ты шепчешь почти мольбой, отходя ко сну,
Что ты прячешь в своей постели взамен тепла –
Все равно я бы это выучить не смогла.
Все равно не сумела б выдумать, расписать,
Защитить от лихих кошмаров твою кровать,
Собирая на нити слов бриолеты дел,
Отогнать клевету жестокую на суде.
Мне не важно, как просыпаешься, как встаешь,
На кого точишь зуб иль, может быть, сразу нож.
Мне не важно, каким выходишь в дороги дней.
… Важно только, чтоб вышел после уже ко мне,
Чтобы встретились мы с тобою у самых Врат,
Чтоб назвал ты меня сестрой, мой случайный брат,
Мне не важно, как долго вел нас огонь души –
Мне важнее, чтоб мы с тобою туда Дошли,
Чтобы взял ты мою ладонь, отогрел в своей…
…Ты идешь не туда, хороший, – возьми правей.
Постелю что захочешь в путь: и траву, и шелк.
И не спрашивай – как. Важно только, чтоб ты дошел.

2-3.12.2014

@темы: на ушко, прими меня

17:10 

Мне говорят....

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
Каждый день мне говорят, что сказок на свете не бывает, что они вымерли и никогда больше не вернутся. А я смотрю в ясные глаза моей случайной названой сестры и понимаю - лгут. Мне говорят, что не существует ни в одном из миров чудес, а те, что существуют, давно разошлись с молотка по рукам богачей и пустозвонов. А я ловлю хитрый прищур ее удивительно печальных глаз и понимаю - лгут. Мне твердят, что любое солнце, когда бы то ни было пришедшее в мир, неизменно умирало, что луны и звезды горят по привычке и скоро потухнут, раздавливаемые тоской и ненавистью живущих. Я смотрю на грустные улыбки тех, кто так отчаянно близок запретному забытому волшебству, и понимаю - лгут. В глазах, в изгибе губ, в голосе, мимике, жестах этих странных случайных близких живет свет, который люди считают мертвым. Не важна сторона, не важна печать горя и тишины, клеймом укусов и ранок расползающаяся по их губам - ничего не важно. Важны они сами, их собственный удивительный свет, который еще подпитывает тихую веру в чудо.

Они никогда не говорят о своих мирах так, словно их слова - истина в последней инстанции. Они всегда замалчивают упреки, не осуждая крикливых обманщиков, очень быстро учась прятаться, оставаясь при этом собой. Но горя так ярко, что ни одни чары, даже самые сильные, не укрывают их нездешнего света. Они молчаливо пьяны отчаянием и волшебством, память для них - яд в этом диком удивительном волшебстве, как в бокале самого дорогого вина. Вопреки всему, назло печали, запретам, стенам они идут вперед, словно что-то очень важное зовет их туда. Хотя, почему "словно" - зовет. Зовут. Манят.
Их собственные удивительные миры.

Мне одновременно повезло и не повезло согреваться их восхитительным светом. Смотреть на них исподволь, сквозь ресницы, боясь навсегда обжечь сетчатку, лишиться зрения, не увидеть больше ни толики их волшебства. Однако в тот миг, когда они решат уйти, я открою глаза во всю ширь, не боясь более ничего, надеясь, что этот образ - живых, счастливых, уходящих Домой - навсегда ожогом соберется у самого края глаз. Это, наверное, странное решение для существа, отчаянно стремящегося стать художником, но... я не знаю, как сохранить их свет иначе. Мои руки уже болят и ноют от тщетных попыток нарисовать тот удивительный мир, что я вижу за их разноцветными глазами, до дрожи пробирающими одинаковым выражением нездешнего понимания и тоски. Многие мои рисунки распадались на куски тонкими пепельными бабочками, не в силах передать даже крохотной толики красоты тел, что уж говорить о душах? Я смотрю на них, как в окна тысячи миров, глажу их по волосам, нашептывая сказки, не надеясь удержать в тот миг, когда они решат уйти. Мое отчаянное желание находиться как можно ближе, оберегать и хранить от бед часто пропадает всуе, ведь нет света ярче, чем в их глазах, нет силы большей, чем в сердце каждого их них. Я почти привыкла верить им, почти привыкла понимать, что их мир - бесконечно далекий, но в равной степени близкий, - мне вряд ли когда-нибудь суждено постичь. Только принять и шагнуть в него их маленькой пушистой тенью в надежде, что он примет меня.

Возможно, я найду в себе силы однажды нарисовать их - тех, кто подарил мне надежду, тех, для кого в моей груди разрастается вера. Возможно, я сумею встать с ними рядом, такая же сильная, такая же светлая и живая. Возможно, передо мною откроются двери их сердец, в которые я так отчаянно стучусь, точно зная, что когда-нибудь меня впустят. Откуда знаю? Мне каждый день говорят, что я наивная девчонка, не прожившая на свете достаточно долго, чтобы что-то понять, что до сих пор верю в сказки, которых нет, что по ночам качаю колыбельки чудес и грею под ключицей свет отгорающего солнца. Что я такая же, как Они - сумасшедшая, странная, живая. А я смотрю в их удивленные, но все-таки чуточку улыбающиеся лица, согретые моим теплом, и впервые верю.
Я_Им_Верю.

Перелистывая сотни миров в отчаянном желании себя найти, я каждой строчкой себя Создавала. Вспоминала, творила.
И верила.

И кто мне скажет, что я не достойна вернуться с теми, кого люблю? Многие.
А я всмотрюсь в теплые глаза мира, что открывает передо мной свои отеческие родные объятья, и пойму - лгут.
Они снова мне лгут.

Но это все случится "когда-нибудь". И я жду, смотря в глаза тем, кто ярче десятка солнц. И верю. Им и себе.



Когда-нибудь...

@музыка: Воскресенье - "Мой друг художник и поэт"

@темы: на ушко, вера, ...выживем - учтем(с), прими меня

22:57 

Имени нет...

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
Имени нет – его звуки растасканы в песни,
Памяти нет – ее кто-то листает за нас,
Сердце мое, ты сегодня, прошу, не воскресни
Памятным звоном отчаяния в утренний час.

Сотенных дел безразличный венец, обещаний,
Горьких упреков и кем-то рисованных лиц.
Радости нет – ее честно сменило прощанье,
Дома нам нет – он распущен на гнезда для птиц.

Холода блеск в вязи луж безраздельно прекрасен,
Песенный ряд выдает «Да поможет нам Бог!»
…Нет нам пути, что не будет смертельно опасен,
Нет нам мольбы, что услышат у этих дорог.

Шагом во мрак, в бездоспешный туман окоема,
Больше не важно куда, ведь Откуда важней.
Небо, скажи, эта песня мне очень знакома –
Та, что уводит во мрак. Она есть ли… во мне?

Кто-то за мною, а кто-то, наверное, рядом –
Нет нам тепла, чтоб уверенно это сказать,
Небо мое, если есть нам какая отрада,
Дай только веры и силы надежды в глазах.

Больше не надо – мы скоро покинем Чертоги,
Скоро уйдем, как выходят кошмары из Тьмы.
Слабости нет. Смерти – тоже. Одни лишь дороги,
По которым Домой идут сотни таких же, как мы.

23.11.14



Теоретически, это должно было случиться песней, но не сложилось... по определенным обстоятельствам.

@настроение: писалось в предвкушении музыки, сейчас - пусто

@темы: на ушко, прими меня

21:16 

Вера

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
Улыбаться до судорог, смеяться до хрипоты, петь до звонкой боли в висках, до одышки, до дрожи в легких, лишенных кислорода. Писать, творя миры самым кончиком скрипящего пера или чуть слышного шепота карандаша. Танцевать до головокружения, молиться до холода и пустоты в подреберье, вслед за которыми приходит покой. Все это - неотъемлемая часть моей натуры, меня самой. Все это составляет, собирает разрозненные кусочки моей души, спаивает их вместе, заставляет верить и жить этой верой. Вера - это то немногое, что у меня есть. И самое ценное, ведь она - одна из самых важных составляющих моей любви: и причина, и следствие.

Но любить подчас сложно. Особенно тех, чья любовь такая же горькая, как привкус полыни на губах, но самая крепкая, самая живая и сильная. Такими дорожить очень страшно, беспокоиться о них - невыносимо, но иначе не получается, как ни крути. А еще сложно давить в сердце оттенки зависти (Я не скажу "белой" - такой никогда не бывало ни в одном из миров) к ним - к сильным, живым, настоящим. Честным.

К тем, чьи руки, даже будучи по локоть в крови, никогда не будут запятнаны. К тем, чья сила так велика, что от биения их сердца ломаются каменные стены, открывая пути в самые удивительные дали. К тем, из-под чьих рук выходят настоящие миры, кто одним словом может связывать судьбы, предсказывать будущее и вспоминать самое давнее прошлое. К тем, чей внутренний свет вне зависимости от стороны никогда не померкнет, оставаясь яркой звездой - куда уж бриллиантам до их искреннего света. Их магия так красива, так удивительна и нескромно обнажена, что ею невозможно не любоваться, ее невозможно не любить. Их силы не получается не замечать. Да и возможно ли? Ведь это - тоже их составляющая, делающая их взгляды печальнее, слова - чуточку весомее и горше, смех - тише и больнее. Они могут все, но не позволяют себе лишнего. Редкое качество, за которое приходится платить.

У меня нет сил. Я - просто солнечный лис, греющийся на их руках, случайный блик, скользнувший по радужкам их удивительных мудрых глаз, вбирая в себя цвет каждого. Я просто легкое прикосновение бури, которой никогда не родиться на этой земле. Мои стихи не помнят прошлого, мои сказки - не творят настоящего, слова - не предсказывают будущего. Я не могу ничего, мне нечего предложить тем, кто дороже мне всего на свете, кроме веры, ведь моя вера - в них. Единственное, что дано мне, это улыбнуться, обнять и укрыть от бурь, выскоблить гной страхов и тоски из их сердец, однако, к сожалению, не полностью. Я, сорняком входящая в чужие души между вдохом и выдохом, растянутыми до века, могу лишь улыбнуться им из-за их шестого ребра, пнуть их сердце, заставляя снова удариться в грудь, и напомнить о том, что когда-то будет. Что все будет хорошо. Без всяких оправданий, нареканий, приписок. Просто хорошо. Каждый прожитый миг.

У меня нет сил, чтобы останавливать их в момент очередного ухода - я могу лишь махнуть рукой и растянуть свой пушистый хвост их новою тропой. У меня нет сил, чтобы оберегать их от всего во всех мирах - я могу лишь лечить их рваные раны, в очередной раз моля Небо не о снисхождении или покое - об их верном пути. Просить для них покоя - равносильно убийству. Они слишком сильны для него - он убьет их своей непоколебимой слабостью. И я не прошу. Ни за что.
В крайнем случае, я сама подарю им его. Ведь за покой платить нужно столько, сколько у меня нет. А это - не их счета.

Когда они возвращаются из очередного путешествия, сворачивают с бесконечной нити дорог, я всегда улыбаюсь, искренне и чуть отчаянно. Я завидую им, сильным настолько, что могут защищать. Слушая их сказки, песни и молчание, я думаю: "А что под силу мне?" И в груди отзывается только вера, которую не истребишь ничем. Вера не в себя - но в них. И в рассвет для каждого.

Моя сила - это только их собственный отраженный свет. В этом я напоминаю луну. Когда свет в их груди начинает блекнуть под тревогами, болью, их собственными памятью и силой - я отдаю им то, что краду, случайно, походя. Я даю им веру, которую ращу у себя в груди, и когда на ее невзрачном побеге расцветает радужный цветок надежды и обещания - я отдаю им его. Назло всему.
Потому что Вера предшествует чуду. Любому.
Всегда.


У меня нет сил, которые так поражают и восхищают меня, мерцая в Них. Нет и, наверное, не было никогда. Я иная - тень, выделяющая их свет. Нет, я солнечный лис, берегущий его в них. Может, этого мало, может, это просто глупо. Пусть. Возможно, я даже когда-нибудь привыкну к тому, что мне не суждено стоять с ними плечом к плечу. Зато с моей позиции очень удобно толкать их вперед, не позволять отступать от целей, бросать им под ноги цветы надежды, выросшие в моей груди. И, когда их плечи начнет сгибать тоска, шептать им истории рождения чудес - они все живут во мне. А потом напоминать, что все будет хорошо, что их, сильных, смелых и живых, ждут, и, раскрывая в линию полукольца обнимающих рук, снова отпускать, освещая путь.

Моя сила - всегда на Меже, между ними и бедами, надеждой и отчаянием, войной и миром. Я несу в груди веру, из-за которой места не хватает для вдоха. Я живу ими, но для себя. Это Мой путь. Мой, Солнечного лиса, чья единственная неистребимая болезнь - это верность. Слабого(?) солнечного лиса.

Да, слабого. И, Небо, не дай никому узнать, сколько же сил нужно, чтобы всегда оставаться слабой для самых любимых! И просто оставаться, ожидая их. И чуда.

Я люблю тех, чьи руки, даже будучи по локоть в крови, никогда не будут запятнаны. Тех, чья сила так велика, что от биения их сердца ломаются каменные стены, открывая пути в самые удивительные дали. Тех, из-под чьих рук выходят настоящие миры, кто одним словом может связывать судьбы, предсказывать будущее и вспоминать самое давнее прошлое. тех, чей внутренний свет вне зависимости от стороны никогда не померкнет, оставаясь яркой звездой - куда уж бриллиантам до их искреннего света. Их магия так красива, так удивительна и нескромно обнажена, что ей невозможно не любоваться, ее невозможно не любить. Их силы не получается не замечать.

Их силы мне под силу хранить.
И своею верой выплетать для них чудеса.

Моя вера живет во мне - оттого слепая... (с)




Итак, подведем итог: я маленький, слабый, солнечный лис.

... который может Все.

@музыка: Флер - "Для того, кто умел верить"

@настроение: вырвалось и рассказалось

@темы: на ушко, вера, ...выживем - учтем(с), прими меня

22:04 

Заново

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
Я заново учусь. Многому, набело. Иногда впервые, но в основном - именно заново. Танцевать до боли в мышцах, давно отвыкших от таких нагрузок, дико улыбаясь и искренне отдаваясь танцу с тенью и самой музыкой. Кричать каждым движением - руки ли, карандаша в ней (это реже, но случается и такое). Смеяться каждой клеточкой так часто и легко ломающегося тела, но так же легко восстанавливающего себя вопреки канонам мира и уверениям врачей в обратном - только старые раны болят (те, что остались с тысячи тысяч предыдущих судеб и жизней). Танцевать. Танцевать! Танцевать...

Сквозняки - вместе со мной. Они разбивая дуэт мой и тени в два схожих одиноких соло под песни любви и ненависти, верности, чести и предательства. В этот миг нет ничего, что важно или важнее, чем сам танец, сама музыка, сама песня. Я разучилась так безотчетно и яростно танцевать, идти за ритмом, повторяя, отрисовывая каждое слово певца телом, как я сотни тел - карандашом. Руки, что так отчаянно, так горько ныли и болели все это время снова подчиняются, пусть дрожь, нервная, яростная, живая, еще не уходит из них. Танец чуть диковат, не отшлифован, кое-где даже коряв, но именно этим и притягателен - своей необузданной, нетронутой исправлением красотой. И жизнью. Такой, какая она есть.

Только вчера моя эстель умирала в страшных муках, билась в горящей агонии, чтобы возродиться вновь - от слова сестры, от улыбки, зажженной после отгоревших слез и молебен в никуда. От танца, пришедшего на следующий день. Мне больше ничего не страшно - мое сердце снова горит, горят глаза, словно я вновь иду следом за тем, что дороже жизни, словно снова там, за его спиной, за его теплой, бархатной сильной спиной, что надежнее любых стен, щитов и молитв. В моем танце - даже эта любовь разгорается жарче, выжигая сомнения, обжигая пустоту. Хотя бы за те несколько минут, что дарит мне этот танец.

Я заново учусь верить в то, что за все приходиться платить - болью в мышцах, колким отчаянием, одиночеством, отрешенностью и гордыней, которая не уходит с веками, а крепчает, не становясь гордостью, щитом, а открывая брешь в горящее, как тысяча мишеней, сердце. Я учусь вспоминать, не опасаясь грусти и сомнения. Я учусь верить назло всему, и даже себе.

Лишь одному пытаюсь именно разучиться - любить. Любить так, как не может никто, кроме меня - кто-то может сильнее, кто-то страшнее и жарче, но как я - никто. Растворяться каждой надеждой, каждым оттенком чувства - в любимом, врастать в сердце сорняком, гореть, умирать - ради того (тех), кого люблю. Только для них я могу сделать почти все (все - говорить самонадеянно и глупо), только с ними я могу смеяться и плакать с перерывами в миг. Только прикасаясь к их миру я Живу. Я танцую под Их песни. Целую их руки, каждый сантиметр сброшенного вздоха, собираю его, даже если они не знают этого. В Их мире я Существую цельно и разделено. Всецело, везде. И нигде.

И все чаще закрадывается странная мысль: "Только ли - в Их? А можно ли - в моем?"

Музыка начинается заново, песни крутятся, замкнувшись в сумасшедший круг, а тело снова идет за музыкой. Даже обычный шаг - уже движение танца. Вчера - отгорает тоской и тишиной. Завтра - еще не родившимся рассветом. А сегодня свернулось до единственного танца, в котором я живу. Мои стихи однажды переродятся в песни, слетая с рук, как тысячи птиц. Однажды мне хватит смелости спеть каждое. Однажды...
...когда закончится этот танец.
Когда начнется Новый

И снова воплощусь Я..


@музыка: рок-опера "Финрод-Зонг" 2008

@настроение: Я Жива!

@темы: прими меня, настроение

02:56 

Спасибо!

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
Сегодня был просто удивительный вечер! для кого-то, возможно, он не отличался ничем особенным, но во мне он отозвался бурей эмоций и чувств. Я просто не могу не написать об этом: дневник это или нет, в конце концов! Просто... сегодня... или уже вчера... очень хочется поблагодарить свою названую сестру за то, что она поделилась со мной удивительным чудом, которое так берегла. Чудеса бывают разные, и это - одно из лучших. Она подарила мне встречу. Встречу, обещающую надежду и осознание себя. Ничто не случается просто так, и никто не приходит к тебе случайно. Случайностей нет - есть Песня.
Благодаря этому чуду сегодня родилось вот это стихотворение, которое я хочу посвятить именно ему. Когда он прочтет, думаю, поймет, о ком я. Должен понять. В крайнем случае - объясню.

Не хочу писать ни о чем другом, ведь были и тоска сегодня, и горести, и отчаяние, переходящее в боль, а затем - в пустоту, минуя стадию надежды на окончание этой прогрессии. Не хочу и все.

Я хочу подарить написанное тому, кто дал мне шанс написать это.

Мой новый знакомец, так неожиданно и быстро ставший близким, - Joker_the_Violett -

тебе!



Joker_the_Violett, rin_laire, Большое спасибо, что вы теперь оба у меня есть!

@музыка: песня из очень узкого круга, где есть слова "...Мы собрание одиночек, но стремимся себя понять..."

@настроение: сметение цветет и пахнет наряду со счатьем и желанием Верить

@темы: хроника ускользающих рельс, прими меня, на ушко, Спасибо

01:35 

Entule

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
Знаете, с некоторых пор я разучилась верить в честность уходящих. Просто в один момент я поняла, что лица встретившихся после долгой разлуки носят разные оттенки радости. Ведь, если подумать, ожидающие и уходящие: те, кто тонет в безвестности, страхе и мольбах о возвращении близкий, не зная о них ни-че-го, и те, кто точно знает - их ждут. Я не из уходящих. Я стерегу дома и не раз проходила этот мучительно-долгий век ожидания. Но не жалела. Ни разу. Потому что радость встречать тех, кто вернулся, не сравниться с радостью возвращаться (а я возвращалась, было и такое) - да и нужно ли сравнивать, если это совсем разные оттенки чувства, в сущности, одного и того же?

Беда - или же радость. Кто знает? - в том, что все мало-мальски близкие мне существа - именно из уходящих, причем из самого жуткого их типа: отверженных до бесстрашия - высшей точки отчаяния. Отпуская их каждый раз, я молюсь, чтобы они возвращались, и понимаю, что однажды - не вернуться. Просто не смогут уйти из тех миров, в горнах которых были выкованы их звенящие вечно убегающие вдаль души. Я столько раз видела их спины с почти неизменным орнаментом моей протянутой дрожащей руки, контуры которой расплываются от слез, стоящих в глазах. Я никогда не зову их, потому что знаю, что одной слезинки, одного слова хватит, чтобы остановить их за шаг до порога, до клубка дорог, что зовут их, или поселить в их сердцах вину большую, чем и так живет в них. Поэтому в тот миг, когда они обернуться (или не обернуться) в последний раз, я улыбнусь им, спокойно, уверенно и прошепчу тихое "Entule" на их певучем языке. Они всегда слышат, даже если я произнесу это одними губами, даже если только в глазах будет оттенок этого дрожащего доверительного слова. "Возвращайся".

Я не смогу удержать их. Вытащить из-за Грани, когда уходить слишком рано и опасно, укутать душу в тепло и покой - могу. С самыми близкими - даже поделиться своей, но удержать...
Для лисы, беспризорной, бездомной, вечно блуждающей по перекресткам тысяч и тысяч миров, это запретно. Я не имею на это права. Их тоска по дому настолько велика, что ни одно из моих заклятий, ни одна из сказок, никакая песня или уютное предание не удержит их. Поэтому я молчу. И, если взглянуть чуть глубже, в самых потаенных частях сердца, я завидую. Им есть куда возвращаться. Хотя бы ко мне.

Мне вернуться некуда. Я везде дома.
Но Моего дома нет нигде.

Забавный парадокс, неправда ли?

В моменты, когда за кем-то в очередной раз закрывается дверь, когда в очередном взгляде проскальзывает вина чуточку большая, чем обычно, я жалею и не жалею, что не родилась волком. Лисы не умеют выть. А скулить подбитой собакой не позволяет гордость. Вот и остается: молча глотать улыбку пополам с застывшими в глазах слезами, собранными в жгучие капли злого тоскливого яда. В такие уходы мои слезы можно использовать как самый смертоносный яд, ибо от отравы одиночества, отчаяния и удушающей тоски никто так и не нашел противоядия. Но некому их собирать. Как и некому прочесть по губам горькое "Не вернется". Разве что коту...
Но ведь ему все равно, так?

Мой подоконник залит свечным воском так густо, что места для новых огоньков находятся с трудом. Я просто не могу их счищать - это память о каждом, кто заходил в мое уютное, но спрятанное сердце. Теперь - спрятанное, ведь были и те, кто уходил из него с погромами. Я до сих пор по углам собираю закатившиеся осколки чего-то очень дорогого. Вспомнить чего - не получается, да и не нужно. Не хочется уже бередить.

Когда-нибудь моего сердца не хватит. Оно хрустнет с очередным приходящим и рассыпится неравными кусками без права восстановления. Тогда - я пойду за любым из тех, кто был у меня. Тогда - я пробегу по дорогам солнечным смерчем. Тогда я пойму, что меня Домой никто не ждет. Если вообще ждет. В гости - да. Но не Домой.
Тогда - куски обратятся в алмазную пыль, которую щедро засыпят в легкие, глаза и раны, не скупясь. Мое сердце никогда не было маленьким. У Солнечных Лисов всегда большие сердца.
Чтобы их осколков хватало на все незажившие раны, когда настанет такой день.

Я пока держусь. Мои - плотно стянуты тканью, спрятаны за тканью рубашек и редких платьев. Моя душа все еще ходит тенью за каждым, кто когда-то побывал в сердце, останавливаясь за шаг до того, чтобы ранить в ответ, чтобы отобрать хоть что-то. Не со зла - чтобы они побыстрее вернулись. Ведь эти чокнутые личности не знают остановок. Они просто идут. А мне за них переживать.
И молиться, чтобы они вернулись. Ко мне.

Я очень боюсь одиночества большего, чем отсутствие Своего мира. Большего, чем уже есть. Я смотрюсь в их глаза, как в омуты их миров, пишу для них сказки, плету дороги, кладу к их ногам. И прощаюсь. Потому что мне нельзя уходить.

Пойду поставлю чай. Вдруг сегодня кто-нибудь вернется.
Кто-нибудь,
Entule....


А найдется в нем место и мне?

@музыка: Тем Гринхилл "Отпустите меня домой"

@настроение: Тоскливое, но скоро пройдет

@темы: на ушко, прими меня

20:24 

Прими меня

Южный шанс упустил и ему никогда не обняться с тобой.(с)
Новый упрямый день стекает с пальцев очередной порцией краски, расцветая на коже яркими дразнящими цветами. У акварели, снова расцветившей мой мир, удивительно странный вкус. Странный, но приятный. Синие отдают солью и легкой терпкой горечью, алые - слабой неуловимой сладостью, золотистые - дразнящей кислинкой. Дурацкая привычка слизывать с кисти излишки воды, впитавшаяся в кровь еще в мою бытность ученицей художественной школы, не оставляет меня и теперь. Впрочем, оно и к лучшему, когда в руках именно эта краска. Беда в том, что пишу я не только ей: акрил горчит так, что от него сводит скулы и, в последствии, болит желудок, а шершавая сладость гуаши не уходит с языка весь оставшийся день. А акварель - она отдает привкусом свежей родниковой воды с оттенками всех цветов мира. Удивительная ее особенность, много раз спасавшая и тело, и душу.
Техника живописи акварелью по праву считается одной из самых сложных, потому что мгновенна и неисправима. С некоторых пор я полюбила ее ничуть не меньше графики. Просто однажды я осознала, что не могу передать всю красоту мира вокруг только потому, что не люблю писать красками так же, как описывать миры словами или чертить их карандашом. Мои удивительные, верные миры.
Просто однажды я поняла, что пора учиться. И научилась. Или учусь.

Когда руки в бессилии опускаются, а дыхание вновь возвращается в грудь, внутри которой стали поселяться спазмы от нехватки воздуха, я застываю, словно теряясь в своих работах, выдыхая в них новую частицу себя. А еще теряю возможность забыться в буйстве цвета, потеряться в ворохе привкусов, отблесков, линий.... Возвращение после всего этого кажется чем-то кощунственным и больным. В такие минуты я стараюсь убежать подальше от родных стен, в которых вновь и вновь лишалась дыхания, затеряться в клубке улиц, ведомая лишь музыкой, проходящей от ушей к сердцу. К сожалению, это удается все реже - город не безопасен ночью для одинокой девушки, бегущей куда-то от самой себя, от мыслей и кошмаров, догоняющих раз от раза. Сумерки зимой опускаются рано - стоит поднять голову от новорожденной работы, а за окнами смеется седая ночь.
К счастью, в такие моменты меня спасает критический взгляд именно Художника, а не Творца. От взгляда на новую картину зачастую в груди расходится тепло от осознания - получилось. А нужно ли еще хоть что-то?

Нужно. Очень. Это осознание приходит после мгновенной эйфории творения, чтобы через миг расползтись по телу апатией и усталостью. После всего самым лучшим спасением от них становятся, как ни странно, чашка любимого чая и отдых в надежных шершавых руках любимых книг. И миров, в которые зовут меня случайной нотой любимые песни.

Только теперь нечем спасаться: книга, ожидающая меня, не похожа на другие. Долго откладываемая, она наконец попала в мои руки и отказалась с них сходить. Я читаю медленно, вдумчиво, отдаваясь новому миру полностью, но что делать если новый мир, знакомый мне по многочисленным рассказам, оказывается неожиданно цепким? Что делать, если от его вхождения в мою грудь, ее начинают покидать другие, родные миры, которые уже так давно селились в ней? Мне бы отдохнуть, сесть за книгу, но сердце болит от одной мысли - в нем отзвуком песен звучит странное, робкое, испуганное "прими меня".
Дышать становится все трудней. И миры, в которые я так часто сбегала от боли, предательства и обмана, которые кропотливо строила много лет подряд, не придут на помощь. Я один на один со своим кошмаром.
Со своей слишком давно не признаваемой мечтой. "Прими меня".
и дрожащие руки касаются заждавшегося переплета. Я не отдохну над страницами этого мира, не успокою опустевшую, но все еще метущуюся душу, потому что Он не позволит мне. Этот мир не терпит слабых.
И ради него я постараюсь стать чуть-чуть сильней.
Только горьким выдохом у самых дверей все равно рвется слабое "Прими меня".
Я устала бояться и оттягивать неизбежное. Я с этим миров - глаза в глаза.
Начинаем знакомство. И Жизнь.



Прими меня

@музыка: Элхэ Ниэннах "Мир, которого нет"

@настроение: Устало-тоскливое

@темы: прими меня, на ушко, ...выживем - учтем(с)

На руках у меня засыпай

главная